Достоевский не был знаком с толстым

Толстой и русская литература. - Ф.М.Достоевский

достоевский не был знаком с толстым

Федор Михайлович Достоевский никогда не был лично знаком со своим современником Л. Н. Толстым. Однако в своих письмах и публикациях писатель. Да, с «Архипелагом ГУЛаг» Достоевский не был знаком, не читал его запоем что допускал же, например, Толстой в статье «Кому у кого учиться писать. Я так и не мог дослушать лекции, оставил Страхова одного». Эверлинг В этом же зале находился человек, который был знаком и с Л. Толстым, и с В.

Тут, как и во всем главном, они — близнецы, две расходящиеся ветви одного ствола, два противоположных члена одного тела… [2] Д. Толстого на целых семь лет. А еще через два года молодой писатель сорвет с уст самого Тургенева: В отличие от В.

Лев Толстой о половом воздержании

Мережковский имел счастье видеть, как два могучих гения не только властно утверждаются на литературном олимпе, но сами уже стали тем Олимпом, вершина которого мало для кого окажется доступной.

Мережковский не пытается приблизиться к гениям, чтобы их глазами рассмотреть, понять и разъяснить читателю сложнейшие явления жизни в России, в истории которой практически не было периода без социальных и прочих катаклизмов. Поэтому читателю ничего не остается, как принять это его исступленное: Но это будет потом, а сейчас… Заручившись с самого начала поддержкой Достоевского против Толстого, Мережковский, в конце концов, вынужден будет признать, что они давно уже стоят рядом, вместе, и не против него, которого они не могут видеть уже потому, что, как он сам пишет, Л.

Толстого и Достоевского, вдруг проснувшись, пережили три тысячелетия западноевропейского человечества. Однако не будем спешить радоваться: А значит, у человечества нет выбора. Повернуть же шею направо или налево, чтоб разглядеть и то, что стоит в стороне, они, очевидно, не имеют способности: Это все равно, что Чехову вменяли бы в вину, что он пишет слишком короткие рассказы, тогда как нам непременно хотелось бы посмаковать подробности, а не только узнать об одном из пороков, коим поражен его герой в каждом конкретном случае Нарастающее раздражение Достоевского, позволяющее ему опускаться до грубости, полюбившейся Мережковскому, говорит только о том, что Достоевский мог ухватиться за Толстого, как за опору, в момент, не лучший для его психофизического состояния.

После припадков, которыми страдал Достоевский, по его собственному признанию, он месяц-другой бывал раздраженным и даже беспричинно злым. В противном случае, Достоевский, выезжавший в Европу исключительно с целью поправить здоровье, мог почитывать авантюрные французские романы. Не вражда сословий, победителей и побежденных, как везде в Европе, должна лечь в основание развития будущих начал нашей жизни. Мы не Европа, и у нас не будет и не должно быть победителей и побежденных.

Реформа Петра Великого и без того нам слишком дорого стоила: С самого начала народ от нее отказался… Он называл их немецкими, последователей великого царя — иностранцами После реформы был между ним и нами, сословием образованным, один только случай соединения — двенадцатый год, и мы видели, как народ заявил.

Мы поняли тогда, что он. Беда в том, что нас-то он не знает и не понимает. Но теперь разъединение оканчивается. Петровская реформа, продолжавшаяся вплоть до нашего времени, дошла, наконец, до последних своих пределов. Дальше нельзя идти, да и некуда Все, последовавшие за Петром, узнали Европу, примкнули к европейской жизни и не сделались европейцами. Когда-то мы сами укоряли себя за неспособность к европеизму. Теперь мы думаем.

Мы знаем теперь, что мы и не можем быть европейцами, что мы не в состоянии втиснуть себя в одну из западных форм жизни, выжитых и выработанных Европою из собственных своих национальных начал, нам чуждых и противоположных Мы убедились, наконец, что мы тоже отдельная национальность, в высшей степени самобытная, и что наша задача — создать себе новую форму… взятую из народного духа и из народных начал… Мы предугадываем, и предугадываем с благоговением, что характер нашей будущей деятельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях; что, может быть, все враждебное в этих идеях найдет свое примирение и дальнейшее развитие в русской народности.

Л. Толстой и Достоевский — Википедия

Недаром же мы говорили на всех языках, понимали все цивилизации, сочувствовали интересам каждого европейского народа, понимали смысл и разумность явлений, совершенно нам чуждых.

Недаром заявили мы такую силу в самоосуждении, удивлявшем всех иностранцев. Они упрекали нас за это, называли нас безличными, людьми без отечества, не замечая, что способность отрешиться на время от почвы, чтоб трезвее и беспристрастнее взглянуть на себя, есть уже сама по себе признак величайшей особенности; способность же примирительного взгляда на чужое есть высочайший и благороднейший дар природы, который дается очень немногим национальностям.

Иностранцы еще и не починали наших бесконечных сил Но теперь, кажется, и мы вступаем в новую жизнь. И вот перед этим-то вступлением в новую жизнь примирение последователей реформы Петра с народным началом стало необходимостью.

Мы говорим здесь не о славянофилах и не о западниках.

достоевский не был знаком с толстым

К их домашним раздорам наше время совершенно равнодушно. Как видим, и Ф. Толстой устремляют свой взор в первую очередь к народу, видя в нем почву, на которой должна возрасти совершенно новая судьба русского народа, а значит, новой России.

достоевский не был знаком с толстым

Они оба готовы трудиться во имя этого, даже в ущерб основной своей деятельности — писательской: Достоевский начинает журнальную работу, которая будет высасывать из него все силы и соки, а Толстой открывает школы для крестьянских детей, в которых намерен не только учить, но и учиться у них, над чем Мережковский снова иронизирует: Однако послушаем самого Л.

Через два года — в г. И все же встреча состоялась — на расстоянии, не в пространстве — во времени. Они с жадностью читали произведения друг друга.

Толстой и Достоевский: «противоположные близнецы»?

Восхищались одними и восставали против. Не жалели сил на взаимооценки, критические разборы. При всем различии художественных исканий, они были едины в главном — верили в Бога как источник добра и любви, в христианское возрождение человека и человечества, в нравственный прогресс общества через свободное волеизъявление личности.

достоевский не был знаком с толстым

Достоевский внимательно следил за творчеством своего великого современника. Известие о смерти Достоевского буквально потрясло Л. Страхову, — и никогда не имел прямых отношении с ним, и вдруг, когда он умер, я понял, что он был самый, самый близкий, дорогой, нужный мне человек.

Можно было предположить, что подобные слова вызваны неожиданностью трагического известия, если бы не было более ранних свидетельств глубокого и искреннего интереса Л.

Я много забыл, перечитал и не знаю лучше книги изо всей новой литературы, включая Пушкина. Не тон, а точка зрения удивительна — искренняя, естественная и христианская.

После Пушкина Достоевский был вторым русским писателем, произведения которого Л.

достоевский не был знаком с толстым

У Достоевского, — говорил он, — при всей его безобразной форме, попадаются часто поразительные страницы, и я понимаю Тэна, который зачитывался Достоевским. О том, как Л. Мы подсели и стали слушать. Чтение книги Розанова, как условились Страхов с Львом Николаевичем, будет продолжаться и следующие дни.

Поэтому я думаю, что мнение Льва Николаевича о Достоевском дальше обрисуется рельефно. Теперь, между прочим, он говорил, что Достоевский — такой писатель, в которого непременно нужно углубиться, забыв на время несовершенство его формы, чтобы отыскать под ней действительную красоту.

О небрежности Достоевского Л. Тем более интересно то, что сообщает по этому поводу в своих воспоминаниях П.

В разговоре с Л. Микулич для нас особенно важно замечание Л. В яснополянской библиотеке писателя хранится й том из полного собрания сочинений Ф.

достоевский не был знаком с толстым

Достоевского, изданного почти сразу же после его смерти. Он вышел в г. Много раз Толстой держал эту книгу в руках. Она вызывала в нем разноречивые чувства: Но какая-то загадочная сила притягивала Л. Мало того, что они герои — В.

Л. Толстой и Достоевский

В е годы имя Достоевского прочно стало в один ряд с именами великих художников и мыслителей. В Ясной Поляне, где собирались люди разных убеждений, споры о Достоевском не умолкали.

Да, он по-прежнему не принимал манеры его письма, но редко сомневался в значении его философско-нравственного творчества для судеб человечества. Черткову, — да, это писатель большой. Не то, что писатель большой, а сердце у него большое. Посетовав на то, что В. За две недели до ухода Л. Я строг к нему именно в том, в чем я каюсь, — в чисто художественном отношении. Но его оценили за религиозную сторону — это духовная борьба, которая сильна в Достоевском В апреле г.

Читал он ее как великий художник, — замечает Д. Маковицкий и далее прибавляет: